«Матрица» повсюду: Почему фильм Вачовски актуален даже 25 лет спустя - интервью » Всё о Шоу Бизнесе

«Матрица» повсюду: Почему фильм Вачовски актуален даже 25 лет спустя - интервью

01.04.24, 11:31




С выхода «Матрицы
«Матрица» повсюду: Почему фильм Вачовски актуален даже 25 лет спустя - интервью
» в прокат прошло двадцать пять лет, и этот факт действительно едва укладывается в голове. Фильм 1999 года – своего рода системный сбой на рубеже веков, ошибка, простите матрицы, выдавшая секреты современного жителя мегаполиса в технологически прорывном и метафизически убедительном ключе. И если другой анти-капиталистический хит девяностых «Бойцовский клуб
» был более аккуратен в формулировках и аллегориях, то «Матрица», связавшаяся в тугой узел с книгой Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляции» (другое название «Библия Матрицы)», подобно нано-роботу въелась в разум с первых кадров и переросла из яркой антиутопии, основанной на критике общества потребления, в настоящую библию протеста. Картина Вачовски
сразу же после выхода обросла множественными конспирологическими и духовными теориями, а в конце концов, переродившись в целую трилогию, обрела поистине культовый статус.

Казалось, что в нулевых Нео преследовал нас везде. Он смотрел на нас с экранов мобильных пиксельных черно-белых заставок, встречался в жестах одноклассников и однокурсников в коридорах, возникал в пародиях и в цитатах. Его копировали, ему подражали. Две разноцветные пилюли, очки Морфеуса и очки агента Смита - все это и есть те самые симулякры, без которых невозможно представить всего лишь второй полнометражный фильм двух братьев (а затем и сестер) Вачовски
. «Матрица» образовала не столько киноязык, сколько собственный неповторимый стиль. Музыка Prodigy, латексные наряды, системные агенты во главе со Смитом, выглядящие и двигающиеся как модели Prada на подиуме, интерьеры обшарпанного лофта Морфеуса. В конце концов, вся эта технологичная рейверская эстетика ушла далеко вперед самого кино.
Главный герой Томас Андерсон, среднестатистический программист, - ужасно удобная модель для идентификации зрителя с персонажем. Человек эпохи, невыспавшийся сосед-хакер, прозябающий в компьютерных мирах, подменяющих ему реальность. Вачовски в «Матрице» помимо очевидных параллелей с вышеуказанным Бодрияйром пользуются удобными расхожими метафорами, постоянно намекая Нео, что он Алиса в стране чудес или Элли, с ураганом попавшая из родного Канзаса в мир волшебника Изумрудного города. Для зрительского кино это удобное подспорье, помогающее грести по философии картины. Основная идея которой в том, что герой, постоянно погруженный в параллельную цифровую жизнь вдруг осознает, что в целом он все делает правильно, а его знаки на мониторе оказываются реальнее вида за окном, потому что компьютер, в отличие от человека, довольно сложно обмануть. Возможно, именно поэтому Нео становится избранным, в его мышление, более гибкое, гораздо легче внедрить мысль, что все окружающее – не более, чем заданная машиной судьбы фикция.

По задумке «Матрица» схожа со многими произведениями Филиппа К.Дика, к примеру, «Меняющими реальность», а в в некотором смысле фильм Вачовски даже можно назвать «Бегущим по лезвию
» для поколения девяностых. Герой подвергается дилемме действительности собственного существования в атмосфере холодного и неуютного дождливого мира из стекол и кожаных плащей в пол. Разница в том, что мир «Матрицы» уже не терпит мифологического и сказочного вмешательства. Во снах здесь невозможны единороги, сны тут и вовсе являются прямым продолжением реальности. Поскольку ложки действительно нет. Внутифильмовое ощущение кошмарной бессонницы продолжает мысль об уставшем герое поколения, будто бы выпавшем «на измену». На этом чувстве основывается и не сбавляющий темпа ритм фильма. Ведь именно «Матрица» сформировала целый образ мышления со своей хореографией и прыжками. Детали фильма во мгновение стали работать как самостоятельные и самодостаточные кинематографические образы: Нео, уворачивающийся от пуль, Тринити, в прыжке взмывающая в воздух.
При том, в визуальном воплощении идей «Матрицы» в целом можно отыскать и влияние Терри Гиллиама
12 обезьян
», «Бразилия
») и Дэвида Кроненберга
(«Сканнеры»
, «Видеодром
»), в конце девяностых, находившихся на пике популярности. Но фильм Вачовски стал настоящим гейм-ченджером, и повлиял уже, в свою очередь на самого Гиллиама (который 12 лет спустя снимет анти-утопию «Теорема Зеро
», повторяющую очень многие приемы и детали, в фильме британца, к примеру, даже похожие компьютеры, подключающие сознание героев к цифровой программе) и на Кроненберга (в привычном ему мрачном и сатирическом обличье излагающего идеи «Матрицы» в «Космополисе
», снятому по роману Дона Делилло, выпущенного в 2003 году).

Как замечал Морфеус, «Матрица» действительно окружает нас везде. Она перекочевала в комиксы, видеоигры, в кино ее приемами пользовались Кристофер Нолан
Начало
»), Зак Снайдер
Запрещенный прием
»), Тимур Бекмамбетов
Ночной дозор
», «Особо опасен
») , Эндрю НикколВремя
», «Анон
»), десятки режиссеров и сотни клипмейкеров поменьше. «Матрица» была очень серьезна, не разменивалась на юмор, не заигрывала со зрителями, не билась головой о четвертую стену, и, скорее всего, проиграла бы сегодняшней студийной системе, где Нео превратился в Джона Уика и постиронично болтает с Лоуренсом Фишберном
.
Главная, наверное, во всей это истории, мораль, в тот день, когда самая контркультурная и анти-монополистская франшиза Голливуда оказалась во власти беспощадного голливудского комбайна, а Нео отправился покорять далекие галактики за чертогами своего разума, радоваться такому повороту мог только агент Смит.
Денис Виленкин

С выхода «Матрицы » в прокат прошло двадцать пять лет, и этот факт действительно едва укладывается в голове. Фильм 1999 года – своего рода системный сбой на рубеже веков, ошибка, простите матрицы, выдавшая секреты современного жителя мегаполиса в технологически прорывном и метафизически убедительном ключе. И если другой анти-капиталистический хит девяностых «Бойцовский клуб » был более аккуратен в формулировках и аллегориях, то «Матрица», связавшаяся в тугой узел с книгой Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляции» (другое название «Библия Матрицы)», подобно нано-роботу въелась в разум с первых кадров и переросла из яркой антиутопии, основанной на критике общества потребления, в настоящую библию протеста. Картина Вачовски сразу же после выхода обросла множественными конспирологическими и духовными теориями, а в конце концов, переродившись в целую трилогию, обрела поистине культовый статус. Казалось, что в нулевых Нео преследовал нас везде. Он смотрел на нас с экранов мобильных пиксельных черно-белых заставок, встречался в жестах одноклассников и однокурсников в коридорах, возникал в пародиях и в цитатах. Его копировали, ему подражали. Две разноцветные пилюли, очки Морфеуса и очки агента Смита - все это и есть те самые симулякры, без которых невозможно представить всего лишь второй полнометражный фильм двух братьев (а затем и сестер) Вачовски . «Матрица» образовала не столько киноязык, сколько собственный неповторимый стиль. Музыка Prodigy, латексные наряды, системные агенты во главе со Смитом, выглядящие и двигающиеся как модели Prada на подиуме, интерьеры обшарпанного лофта Морфеуса. В конце концов, вся эта технологичная рейверская эстетика ушла далеко вперед самого кино. Главный герой Томас Андерсон, среднестатистический программист, - ужасно удобная модель для идентификации зрителя с персонажем. Человек эпохи, невыспавшийся сосед-хакер, прозябающий в компьютерных мирах, подменяющих ему реальность. Вачовски в «Матрице» помимо очевидных параллелей с вышеуказанным Бодрияйром пользуются удобными расхожими метафорами, постоянно намекая Нео, что он Алиса в стране чудес или Элли, с ураганом попавшая из родного Канзаса в мир волшебника Изумрудного города. Для зрительского кино это удобное подспорье, помогающее грести по философии картины. Основная идея которой в том, что герой, постоянно погруженный в параллельную цифровую жизнь вдруг осознает, что в целом он все делает правильно, а его знаки на мониторе оказываются реальнее вида за окном, потому что компьютер, в отличие от человека, довольно сложно обмануть. Возможно, именно поэтому Нео становится избранным, в его мышление, более гибкое, гораздо легче внедрить мысль, что все окружающее – не более, чем заданная машиной судьбы фикция. По задумке «Матрица» схожа со многими произведениями Филиппа К.Дика, к примеру, «Меняющими реальность», а в в некотором смысле фильм Вачовски даже можно назвать «Бегущим по лезвию » для поколения девяностых. Герой подвергается дилемме действительности собственного существования в атмосфере холодного и неуютного дождливого мира из стекол и кожаных плащей в пол. Разница в том, что мир «Матрицы» уже не терпит мифологического и сказочного вмешательства. Во снах здесь невозможны единороги, сны тут и вовсе являются прямым продолжением реальности. Поскольку ложки действительно нет. Внутифильмовое ощущение кошмарной бессонницы продолжает мысль об уставшем герое поколения, будто бы выпавшем «на измену». На этом чувстве основывается и не сбавляющий темпа ритм фильма. Ведь именно «Матрица» сформировала целый образ мышления со своей хореографией и прыжками. Детали фильма во мгновение стали работать как самостоятельные и самодостаточные кинематографические образы: Нео, уворачивающийся от пуль, Тринити, в прыжке взмывающая в воздух. При том, в визуальном воплощении идей «Матрицы» в целом можно отыскать и влияние Терри Гиллиама («12 обезьян », «Бразилия ») и Дэвида Кроненберга («Сканнеры» , «Видеодром »), в конце девяностых, находившихся на пике популярности. Но фильм Вачовски стал настоящим гейм-ченджером, и повлиял уже, в свою очередь на самого Гиллиама (который 12 лет спустя снимет анти-утопию «Теорема Зеро », повторяющую очень многие приемы и детали, в фильме британца, к примеру, даже похожие компьютеры, подключающие сознание героев к цифровой программе) и на Кроненберга (в привычном ему мрачном и сатирическом обличье излагающего идеи «Матрицы» в «Космополисе », снятому по роману Дона Делилло, выпущенного в 2003 году). Как замечал Морфеус, «Матрица» действительно окружает нас везде. Она перекочевала в комиксы, видеоигры, в кино ее приемами пользовались Кристофер Нолан («Начало »), Зак Снайдер («Запрещенный прием »), Тимур Бекмамбетов («Ночной дозор », «Особо опасен ») , Эндрю Никкол («Время », «Анон »), десятки режиссеров и сотни клипмейкеров поменьше. «Матрица» была очень серьезна, не разменивалась на юмор, не заигрывала со зрителями, не билась головой о четвертую стену, и, скорее всего, проиграла бы сегодняшней студийной системе, где Нео превратился в Джона Уика и постиронично болтает с Лоуренсом Фишберном . Главная, наверное, во всей это истории, мораль, в тот день, когда самая контркультурная и анти-монополистская франшиза Голливуда оказалась во власти беспощадного голливудского комбайна, а Нео отправился покорять далекие галактики за чертогами своего разума, радоваться такому повороту мог только агент Смит. Денис Виленкин

Понравилось:
Автор: Hancock
Комментариев: 0




«Матрица» повсюду: Почему фильм Вачовски
11.10.19, 21:00
Матрица (1999 год) - Трейлеры
31.07.17, 11:22
Раскрыт секрет зеленого кода из "Матрицы"
27.10.17, 10:10
Комментарии для сайта Cackle
Комментарии для сайта Cackle

Надо знать.

Тайлер Хэклин - Биография
Тайлер Хэклин: биография Путь к успеху голливудского актера Тайлера Хэклина начался в раннем детстве. Мальчику из простой калифорнийской ...  →  Подробнее:)
Мы в соц. сетях
подписаться на новости
Актёры и режиссёры
Разместить рекламу
ДОБАВИТЬ БАННЕР


       


Лучшие посты
Недавние посты
Сегодня в топе
Перейти к последним новостям сайта :)
«Кино-новости»
«Новости Шоу Бизнеса» © Мы транслируем с 2015 года, «Всё о Шоу Бизнесе». Все права защищены. Все материалы публикуют на сайте гости и пользователи сайта. Администрация сайта не несет ответственности за публикации. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на «Кино-новости». При копировании материалов со страницы «Новинки», для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала.
up
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика