«Это не может случиться здесь»: Глеб Панфилов – режиссер сильных «слабых героев» - «Рецензии» » Всё о Шоу Бизнесе

«Это не может случиться здесь»: Глеб Панфилов – режиссер сильных «слабых героев» - «Рецензии»

30.08.23, 11:31




26 августа ушел из жизни Глеб Панфилов
«Это не может случиться здесь»: Глеб Панфилов – режиссер сильных «слабых героев» - «Рецензии»
– советский и российский режиссер, более полувека посвятивший кинематографии и театру. По образованию химик и оператор, почитатель текстов Александра Солженицына
и лент Ингмара Бергмана
, по праву один из виднейших представителей другой, параллельной Новой волны нашего кино. «Маленьких людей» и соответствующих их масштабам трагедий в отечественной культуре было – да и будет – множество, но герои Панфилова, чуть блаженные мальчики и девочки всех возрастов, обретали почти что религиозную силу, несмотря на свою парадоксальную неуместность времени и системе.


Глеб Панфилов часто вспоминал один маленький мистический эпизод из своего детства в Свердловске. Когда будущему режиссеру было девять лет, он шел к бабушке, живущей недалеко от Городского пруда, – стояло уральское пекло, детские ботинки прилипали к расплавленному асфальту. Спасаясь от солнца, маленький Глеб решил укрыться в единственном тенистом месте – под деревьями, обступающими старый особняк. В здании тогда ютилось городское отделение «Союзпечати» и какой-то старый промокший архив. Панфилов хоть и был совсем маленьким, но знал, что за этим местом стоит зловещая тайна. Когда-то особняк принадлежал инженеру Николаю Ипатьеву. Именно здесь в июле 1918 года расстреляли императора Николая II, его семью и свиту.
Тогда о прошлом Ипатьевского дома уже предпочитали не рассказывать, но все еще живы были свидетели того, как в особняк водили партийные экскурсии – фотографироваться со стенкой, у которой расставляли для последнего «фотографирования» Романовых. В тот жаркий день, пугающее совпадение звезд, дверь в полуподвал Ипатьевского дома была отворена, и мальчик решился спуститься вниз. К тому моменту помещение уже не слишком напоминало место казни императорской семьи: ту самую развороченную пулями стену давно растащили на сувениры. Пол был переложен и хорошо выкрашен. И только на одной стене того подвала остался кровавый отпечаток ладони, закованный в картинную раму. Панфилов сразу для себя понял, что это последняя метка убитого царя, и заплакал. Напугала его казнь не императора – в конце концов, какая большая революция обходится без символического убийства. Настоящим ужасом для юного Памфилова было то, что в подвале этого дома чинилась расправа над Семьей. Именно так, с большой буквы. Хотели расквитаться с монархом, а походя лишили жизни простых людей, которые в отрыве от своих регалий любили и ненавидели, ругались, молились. У них были дети, собачки, болезни. Одним словом, жизнь.


Читать:
Подземный гром - «Советский экран» о фильме Глеба Панфилова «В огне брода нет»


Отдельная человеческая биография в огромной системе кажется такой ничтожной и нелепой, но именно ее Глеб Панфилов изберет своим кредо: и без злополучного подвала в давно уже разрушенном особняке тут явно не обошлось. Химик по образованию, выпускник Уральского политеха, он попал в кино из городской ячейки комсомола, организовав в Свердловске любительскую киностудию. В 1963 году на городской студии телефильмов поставил короткометражный фильм «Дело Курта Клаузевица» – советский артхаус о судьбе немецкого десантника, который отказался расстреливать русских военнопленных и также был казнен. Немца сыграл Анатолий Солоницын
, и именно образ рядового Клаузевица привлек к нему внимание Андрея Тарковского
. Сухие выкладки немецкого досье не могут передать надлома, который преодолел немецкий солдат, разочаровавшийся в войне и ищущий возможность сохранить человеческое лицо в непроглядной милитаристской тьме. Его решение не поднимать оружие на пленных — это не про гуманизм и даже не про христианский долг. Это какая-то иррациональная человечья сила, толкающая неказистых простаков на подлинный и почти никогда не понятый подвиг.

фото: "В огне брода нет"
В 1967 году Панфилов найдет идеал такого героя в Инне Чуриковой
. Характерная актриса эпизодов, не красавица, но образ бесспорной силы, исполнит главную роль в полнометражном художественном дебюте режиссера. «В огне брода нет» – хроника жизни санитарки Тани Теткиной, приписанной к госпитальному поезду, качающемуся на рельсах гражданской войны. Снова парадокс, последняя надежда на спасение в братоубийственной бойне – глазастая дурочка, грызущая сухарь, любующаяся раскрашенным агитационным вагоном и обнаруживающая в себе тягу также нарисовать жизнь. Революционно, лубочно, ар-брютно, как Пиросмани или Александр Лобанов. Таня Теткина была слишком естественной для этого грязного военного времени, наполненного рассуждениями о большевиках и эсерах, военно-полевой неискренней любви. Но тем не менее, именно ей надлежало совершить поступок, вступив в философскую полемику с белым офицером о судьбах России. «И ради этого (всеобщей благодати) пусть брат убивает брата, русский идет против русского, ведь так?». «В огне брода нет», — отвечала Теткина, разоружая верой золотопогонный идеал. Богостроительство, новый религиозный догмат требовал нового мученика – и Панфилов нашел его там, где прочие даже и не пытались разыскать. Кто же в этом жерле чисто мужских революционных героев – Чапаевых, Щорсов, восставших броненосцев — мог избрать знаменем обновления такую нескладеху?


Смотреть онлайн:
«В огне брода нет»


Режиссер влюбится в этот образ и остался с Чуриковой до самого конца – как с любимой актрисой и супругой, вернейшим сподвижником. Вместе с ней на экраны будет неизменно возвращаться и Таня Теткина, превращенная в персонаж русского народного мономифа: в любых временах и обстоятельствах она может возникнуть, как гром среди ясного неба, очаровать природной силой. Простая ткачиха Паша из «Начала» (нежный от природы жанр «кино о кино» в руках Панфилова – производственная трагедия) становится фигурой равноценной Орлеанской деве Жанне д'Арк, да и судьба ее, с поправками на время, оказывается такой же несчастной: советское кино жило по интриганским законам Столетней войны. Председатель исполкома Уварова («Прошу слова»), искусствовед Саша («Тема»), властная купчиха («Васса») и самая главная героиня русской литературы XX столетия – горьковская «Мать» Пелагея Ниловна Власова. Женщины вечного разрыва: мечущиеся между делом и семьей, неуместные, не ко времени – то в дореволюционном декадансе, то в провинциальной глуши где-то под Владимиром. Сильные, стержневые, на них все держится. И в то же время регулярно обделяемые вниманием, точно и нет их. «Героини местного значения», о которых, несмотря на очевидную монументальность, никто не вспомнит, и о несчастьях которых будущие поколения не будут скорбеть.

фото: "Начало"
Со временем это стремление Панфилова искать нравственных героев невидимого фронта повсюду, от номенклатурных кабинетов до любовно обставленных кухонь, опасно приблизится к абсурду: в выстраданной исторической мелодраме «Романовы. Венценосная семья» (отголоске детского воспоминания) императрицу Александру Федоровну (Линда Беллингхэм
) тоже будет озвучивать Инна Михайловна. Получилось так, что ее голос — символ извечной женской доли, величественной и несчастной, с которой ничего не сделаешь, можно только принять. С одной стороны, страшный беспросветный фатализм, с другой — та самая «загадочная русская душа», подвигающая к любви и смерти. В нулевых это направление режиссерской мысли само собой подведет Панфилова к главной миссии: его подход придется как нельзя кстати к экранизациям Александра Солженицына. Многосерийный фильм «В круге первом» (и его кинотеатральный вариант «Хранить вечно») будет перекликаться с судьбой немца Клаузевица, пошедшего наперекор государству и долгу ради совести. Дипломат Иннокентий Володин (Дмитрий Певцов
) обивал пороги американской дипмиссии, желая рассказать миру о советской атомной бомбе — «Русские идут!». Тихий интеллигент и альтер-эго писателя Глеб Нержин (Евгений Миронов
) выбирал между страданиями души и плоти: работать на ненавистную систему и жить в тепле или отказаться от навязанного ему договора и сгинуть в лагере?


Рецензия:
«Иван Денисович» меняет экспрессию


Немаловажный штрих к личности Глеба Панфилова — ему принадлежит самая изобретательная советская характеристика Ингмара Бергмана: в шестидесятых годах его фильмы были подобны горсти витаминных таблеток, которые жадно поедает больной цингой пациент. Панфилов и сам смотрел их взахлеб, поражаясь воле мастера. В условиях тоталитарного «авитаминоза» шведский киноглаз казался чем-то запредельным, неуловимым и уж точно во всех смыслах свободным: ведь не было у Бергмана ни самодержавной руки студийного худсовета, ни партийного заказа. Ничто из этого автора «Персоны» и «Седьмой печати», на первый взгляд, не занимало – он виделся скандинавским небожителем, художником тотальной свободы. Но ведь был и другой Бергман, буквально взятый в заложники продюсерами студии Svensk Filmindustri при производстве фильма «Это не может случиться здесь». Классическое «шпионское» кино конца сороковых, в котором женщина-химик Вера (Сайни Хассо
) спасается от шпионов вымышленной тоталитарной страны Ликвидании. Бергман этот фильм ненавидел.

Это не может случиться здесь — так ведь можно назвать буквально каждый фильм Панфилова. Но каждый раз надо бы оговориться: не может, а все-таки случается, причем с поразительной закономерностью. Повторяется все, как встарь — как природно сильные чудотворные Тани Теткины не могли ничего поделать с фатальной несправедливостью, так и лагерники Солженицына-Панфилова не имели реального шанса выбраться из дантевского ада: того, в который итальянский богослов помещал дохристианских мудрецов, царей, настоящих и мнимых предателей («Иван Денисович»). Сколько не тужься — не переломить, в огне брода, как мы уже поняли, нет. Тем сложнее, но значимее оставаться человеком. Не так важно, кто ты из парадоксов реальности: санитарка-авангардист, император без империи, девочка, променявшая огни большого города Нью-Йорка на суздальскую зиму. «Странно, очень странно», — сказала ткачиха Паша, отторгнутая советской студийной системой. И потому хтонически правдиво.
Максим Гревцев

26 августа ушел из жизни Глеб Панфилов – советский и российский режиссер, более полувека посвятивший кинематографии и театру. По образованию химик и оператор, почитатель текстов Александра Солженицына и лент Ингмара Бергмана , по праву один из виднейших представителей другой, параллельной Новой волны нашего кино. «Маленьких людей» и соответствующих их масштабам трагедий в отечественной культуре было – да и будет – множество, но герои Панфилова, чуть блаженные мальчики и девочки всех возрастов, обретали почти что религиозную силу, несмотря на свою парадоксальную неуместность времени и системе. Глеб Панфилов часто вспоминал один маленький мистический эпизод из своего детства в Свердловске. Когда будущему режиссеру было девять лет, он шел к бабушке, живущей недалеко от Городского пруда, – стояло уральское пекло, детские ботинки прилипали к расплавленному асфальту. Спасаясь от солнца, маленький Глеб решил укрыться в единственном тенистом месте – под деревьями, обступающими старый особняк. В здании тогда ютилось городское отделение «Союзпечати» и какой-то старый промокший архив. Панфилов хоть и был совсем маленьким, но знал, что за этим местом стоит зловещая тайна. Когда-то особняк принадлежал инженеру Николаю Ипатьеву. Именно здесь в июле 1918 года расстреляли императора Николая II, его семью и свиту. Тогда о прошлом Ипатьевского дома уже предпочитали не рассказывать, но все еще живы были свидетели того, как в особняк водили партийные экскурсии – фотографироваться со стенкой, у которой расставляли для последнего «фотографирования» Романовых. В тот жаркий день, пугающее совпадение звезд, дверь в полуподвал Ипатьевского дома была отворена, и мальчик решился спуститься вниз. К тому моменту помещение уже не слишком напоминало место казни императорской семьи: ту самую развороченную пулями стену давно растащили на сувениры. Пол был переложен и хорошо выкрашен. И только на одной стене того подвала остался кровавый отпечаток ладони, закованный в картинную раму. Панфилов сразу для себя понял, что это последняя метка убитого царя, и заплакал. Напугала его казнь не императора – в конце концов, какая большая революция обходится без символического убийства. Настоящим ужасом для юного Памфилова было то, что в подвале этого дома чинилась расправа над Семьей. Именно так, с большой буквы. Хотели расквитаться с монархом, а походя лишили жизни простых людей, которые в отрыве от своих регалий любили и ненавидели, ругались, молились. У них были дети, собачки, болезни. Одним словом, жизнь. Читать: Подземный гром - «Советский экран» о фильме Глеба Панфилова «В огне брода нет» Отдельная человеческая биография в огромной системе кажется такой ничтожной и нелепой, но именно ее Глеб Панфилов изберет своим кредо: и без злополучного подвала в давно уже разрушенном особняке тут явно не обошлось. Химик по образованию, выпускник Уральского политеха, он попал в кино из городской ячейки комсомола, организовав в Свердловске любительскую киностудию. В 1963 году на городской студии телефильмов поставил короткометражный фильм «Дело Курта Клаузевица» – советский артхаус о судьбе немецкого десантника, который отказался расстреливать русских военнопленных и также был казнен. Немца сыграл Анатолий Солоницын , и именно образ рядового Клаузевица привлек к нему внимание Андрея Тарковского . Сухие выкладки немецкого досье не могут передать надлома, который преодолел немецкий солдат, разочаровавшийся в войне и ищущий возможность сохранить человеческое лицо в непроглядной милитаристской тьме. Его решение не поднимать оружие на пленных — это не про гуманизм и даже не про христианский долг. Это какая-то иррациональная человечья сила, толкающая неказистых простаков на подлинный и почти никогда не понятый подвиг. фото: "В огне брода нет" В 1967 году Панфилов найдет идеал такого героя в Инне Чуриковой . Характерная актриса эпизодов, не красавица, но образ бесспорной силы, исполнит главную роль в полнометражном художественном дебюте режиссера. «В огне брода нет» – хроника жизни санитарки Тани Теткиной, приписанной к госпитальному поезду, качающемуся на рельсах гражданской войны. Снова парадокс, последняя надежда на спасение в братоубийственной бойне – глазастая дурочка, грызущая сухарь, любующаяся раскрашенным агитационным вагоном и обнаруживающая в себе тягу также нарисовать жизнь. Революционно, лубочно, ар-брютно, как Пиросмани или Александр Лобанов. Таня Теткина была слишком естественной для этого грязного военного времени, наполненного рассуждениями о большевиках и эсерах, военно-полевой неискренней любви. Но тем не менее, именно ей надлежало совершить поступок, вступив в философскую полемику с белым офицером о судьбах России. «И ради этого (всеобщей благодати) пусть брат убивает брата, русский идет против русского, ведь так?». «В огне брода нет», — отвечала Теткина, разоружая верой золотопогонный идеал. Богостроительство, новый религиозный догмат требовал нового мученика – и Панфилов нашел его там, где прочие даже и не пытались разыскать. Кто же в этом жерле чисто мужских революционных героев – Чапаевых, Щорсов, восставших броненосцев — мог избрать знаменем обновления такую нескладеху? Смотреть онлайн: «В огне брода нет» Режиссер влюбится в этот образ и остался с Чуриковой до самого конца – как с любимой актрисой и супругой, вернейшим сподвижником. Вместе с ней на экраны будет неизменно возвращаться и Таня Теткина, превращенная в персонаж русского народного мономифа: в любых временах и обстоятельствах она может возникнуть, как гром среди ясного неба, очаровать природной силой. Простая ткачиха Паша из «Начала» (нежный от природы жанр «кино о кино» в руках Панфилова – производственная трагедия) становится фигурой равноценной Орлеанской деве Жанне д'Арк, да и судьба ее, с поправками на время, оказывается такой же несчастной: советское кино жило по интриганским законам Столетней войны. Председатель исполкома Уварова («Прошу слова»), искусствовед Саша («Тема»), властная купчиха («Васса») и самая главная героиня русской литературы XX столетия – горьковская «Мать» Пелагея Ниловна Власова. Женщины вечного разрыва: мечущиеся между делом и семьей, неуместные, не ко времени – то в дореволюционном декадансе, то в провинциальной глуши где-то под Владимиром. Сильные, стержневые, на них все держится. И в то же время регулярно обделяемые вниманием, точно и нет их. «Героини местного значения», о которых, несмотря на очевидную монументальность, никто не вспомнит, и о несчастьях которых будущие поколения не будут скорбеть. фото: "Начало" Со временем это стремление Панфилова искать нравственных героев невидимого фронта повсюду, от номенклатурных кабинетов до любовно обставленных кухонь, опасно приблизится к абсурду: в выстраданной исторической мелодраме «Романовы. Венценосная семья» (отголоске детского воспоминания) императрицу Александру Федоровну (Линда Беллингхэм ) тоже будет озвучивать Инна Михайловна. Получилось так, что ее голос — символ извечной женской доли, величественной и несчастной, с которой ничего не сделаешь, можно только принять. С одной стороны, страшный беспросветный фатализм, с другой — та самая «загадочная русская душа», подвигающая к любви и смерти. В нулевых это направление режиссерской мысли само собой подведет Панфилова к главной миссии: его подход придется как нельзя кстати к экранизациям Александра Солженицына. Многосерийный фильм «В круге первом» (и его кинотеатральный вариант «Хранить вечно») будет перекликаться с судьбой немца Клаузевица, пошедшего наперекор государству и долгу ради совести. Дипломат Иннокентий Володин (Дмитрий Певцов ) обивал пороги американской дипмиссии, желая рассказать миру о советской атомной бомбе — «Русские идут!». Тихий интеллигент и альтер-эго писателя Глеб Нержин (Евгений Миронов ) выбирал между страданиями души и плоти: работать на ненавистную систему и жить в тепле или отказаться от навязанного ему договора и сгинуть в лагере? Рецензия: «Иван Денисович» меняет экспрессию Немаловажный штрих к личности Глеба Панфилова — ему принадлежит самая изобретательная советская характеристика Ингмара Бергмана: в шестидесятых годах его фильмы были подобны горсти витаминных таблеток, которые жадно поедает больной цингой пациент. Панфилов и сам смотрел их взахлеб, поражаясь воле мастера. В условиях тоталитарного «авитаминоза» шведский киноглаз казался чем-то запредельным, неуловимым и уж точно во всех смыслах свободным: ведь не было у Бергмана ни самодержавной руки студийного худсовета, ни партийного заказа. Ничто из этого автора «Персоны» и «Седьмой печати», на первый взгляд, не занимало – он виделся скандинавским небожителем, художником тотальной свободы. Но ведь был и другой Бергман, буквально взятый в заложники продюсерами студии Svensk Filmindustri при производстве фильма «Это не может случиться здесь». Классическое «шпионское» кино конца сороковых, в котором женщина-химик Вера (Сайни Хассо ) спасается от шпионов вымышленной тоталитарной страны Ликвидании. Бергман этот фильм ненавидел. Это не может случиться здесь — так ведь можно назвать буквально каждый фильм Панфилова. Но каждый раз надо бы оговориться: не может, а все-таки случается, причем с поразительной закономерностью. Повторяется все, как встарь — как природно сильные чудотворные Тани Теткины не могли ничего поделать с фатальной несправедливостью, так и лагерники Солженицына-Панфилова не имели реального шанса выбраться из дантевского ада: того, в который итальянский богослов помещал дохристианских мудрецов, царей, настоящих и мнимых предателей («Иван Денисович»). Сколько не тужься — не переломить, в огне брода, как мы уже поняли, нет. Тем сложнее, но значимее оставаться человеком. Не так важно, кто ты из парадоксов реальности: санитарка-авангардист, император без империи, девочка, променявшая огни большого города Нью-Йорка на суздальскую зиму. «Странно, очень странно», — сказала ткачиха Паша, отторгнутая советской студийной системой. И потому хтонически правдиво. Максим Гревцев

Понравилось:
Автор: Fabe
Комментариев: 0




Глеб Панфилов станет первым лауреатом нового
18.06.19, 16:00
Глеб Панфилов завершил съемки фильма «Один
21.05.19, 16:00
Фильм "Без вины виноватые" (2008) - Трейлеры
23.07.17, 12:15
Комментарии для сайта Cackle
Комментарии для сайта Cackle

Надо знать.

Эльчин Сангу - Биография
Эльчин Сангу: биография Рыжеволосая турецкая актриса Эльчин Сангу покорила сердца миллионов телезрителей после выхода в свет сериалов ...  →  Подробнее:)
Мы в соц. сетях
подписаться на новости
Актёры и режиссёры
Разместить рекламу
ДОБАВИТЬ БАННЕР


       


Лучшие посты
Недавние посты
Сегодня в топе
Перейти к последним новостям сайта :)
«Кино-новости»
«Новости Шоу Бизнеса» © Мы транслируем с 2015 года, «Всё о Шоу Бизнесе». Все права защищены. Все материалы публикуют на сайте гости и пользователи сайта. Администрация сайта не несет ответственности за публикации. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на «Кино-новости». При копировании материалов со страницы «Новинки», для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала.
up
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика