Гайк Асатрян: «Для того, чтобы снимать, нужно уметь писать» - интервью

23.09.21, 00:00


Еще во время учебы на продюсерском курсе Высшей школы кино «Арка» стоматолог из кубанского поселка Ильский Гайк Асатрян написал и спродюсировал сериал для Okko и СТС «Любовь в нерабочие недели». Потом вышли новые сезоны проекта: «Любовь в рабочие недели», «Любовь в жаркие недели», в которых Гайк выступил еще и режиссером. Одновременно шла работа над полнометражным фильмом «Проклятый чиновник» и сериалом «Стриптизеры», а вскоре ожидаются премьеры сериалов «Ресторан по понятиям» и «Манюня». В рамках совместного с Высшей школой кино «Арка» спецпроекта, посвященного кинообразованию, публикуем беседу директора киношколы Вячеслава Ширяева
Гайк Асатрян: «Для того, чтобы снимать, нужно уметь писать» - интервью
с продюсером, сценаристом и режиссером, который лишь за первый год после выпуска из киношколы добавил в свою фильмографию 7 проектов! Попробуем разобраться в том, как ему удалось это.


фото: Высшая школа кино "Арка"
Решив заниматься кино, ты сделал выбор в пользу получения профильного образования. Первый мой вопрос будет очень простой: почему через кинообразование, а не своим ходом?
Во-первых, кинообразование — это тусовка: ты понимаешь, что приходишь в круг единомышленников. Ты хочешь себя проверить. Мы все думаем, что мы гении. Когда осознаёшь, что это не так, приходится идти по пути преодоления сопротивления. Учёба — это сложный путь, там ты понимаешь, на что способен, можешь взрастить свои знания и стать способным на большее. Учиться нужно обязательно, потому что нужна база, фундамент.
Расскажи, в какой момент жизни ты понял, что будешь заниматься кино? Почему это произошло не до того, как ты получил медицинское образование?
Я влюбился в кино лет в 6-7, как бы банально это ни звучало. Пытался что-то придумывать, писать. Но жить было очень тяжело — 90-е, война (Армении с Азербайджаном – прим.авт.), переезды, болезни. Детство было очень трудное. С нами жил недееспособный брат, мы переезжали из дома в дом. Отец бы не понял меня, если бы я выбрал для работы кино, столь призрачную область. Хоть я и мечтал об этом, родители хотели видеть во мне врача, поэтому пришлось отложить свои мечты. Я хорошо учился в школе, хоть и хулиганил. И я подумал: врач — гуманная профессия, вызывающая уважение. Отец будет гордиться, потому что он человек рабочей профессии, всю жизнь трудится. И поэтому я выбрал то, что было более понятным — медицину. Потому что в медицине ты приходишь, учишься, получаешь диплом и идёшь работать. А в кино не только нет такого чёткого пути, но даже представление о самой работе может быть размытым. Кино может ассоциироваться с клоунадой, и если я скажу, что собираюсь работать в кино, отец спросит «Что, артистом будешь?». Не потому, что он невежественный человек, просто он очень далёк от всего этого.
А ты бы ему сказал: «Фрунзика Мкртчяна
тоже отец не одобрял».
Фрунзик, вероятно, был гениален. И тогда я не так глубоко знал ситуацию Фрунзика — интернета не было, я не мог загуглить, как он жил. Это были 2000-2001 годы. Кино я полюбил раньше, и всегда знал, что хочу связать с ним свою жизнь. Ещё со школы я полюбил русскую литературу. Я довольно-таки рано прочитал «сложные» книги — «Тихий Дон», «Преступление и наказание». Лет в 14-15 — может быть, по современным меркам это уже не рано. Мне нравилось многое — например, рассказы Куприна обожал. Я хотел идти на литературное, чтобы уметь формулировать свои мысли. Потому что я косноязычен с детства – пишу чуть лучше. И я хотел улучшить навыки, но учительница предупредила, что меня не примут из-за предубеждений в отношении национальности. Это было для меня тяжёлое, смутное время, и её слова меня подкосили. Я хотел заниматься кино — именно писать и снимать, я всегда инстинктивно понимал, что для того, чтобы снимать, нужно уметь писать. Сценарное мастерство — это база. А когда я заканчивал обучение на медицинском, я уже понимал — сейчас я создам себе некую подушку, и уеду учиться снова.
Когда ты принял решение получать образование — как ты выбирал киношколу?
Это был сложный выбор. У меня только что родилась дочка. Я понимал, что не хочу никаких курсов online, потому что мне тяжело было бы придерживаться графика, потому что дома маленькие дети, работа, часто бывает нужно куда-то ехать, постоянно кто-то болеет. Я понимал, что мне надо собрать волю в кулак и уехать. Когда я выбирал, мне попалась реклама «Арки». Я увидел, что курировать будут Yellow, Black&White, студия креативного продюсирования. Тогда должны были курировать они, но в итоге нас курировала компания Mars Media. Это мне показалось очень привлекательным. И в целом условия — год обучения, удобное расположение. Я решил, что поеду в «Арку». И я доволен своим выбором, мне всё очень понравилось. Когда ты учишься в киношколе, в определённые моменты думаешь, что к тебе должны лучше относиться, потому что ты особенный. Это очень опасное заблуждение. Мне кажется, будет хорошо, если изначально каждый студент не будет ожидать, что к нему будут относиться, как к особенному. Просто иди и получай то, что тебе там дают.
Твой режиссёрский, авторский фильм ещё впереди, поэтому поговорим о профессии продюсера. Ты сейчас успешен как человек, создающий смыслы и контент, пишущий — то есть в большей степени «креативный продюсер» и автор. Что сформировало в тебе базовые навыки, которые продвинули тебя в киноиндустрию? Какие это навыки?
Я дипломатичный, неконфликтный. Я понимаю, что это не мой фильм — и я стараюсь не продавливать идеи жёстко. Я не согласен с очень многими правками — с 80% того, что мне дают, я не согласен. Но я дипломатичен, я понимаю, что я-то не несу финансовой ответственности. Я не могу сказать «нет, ребята, я художник, я вижу так». Мне хватает ума не настаивать — дело не в том, что я несмелый. Когда это будет моя ответственность, я буду «газовать по полной», как у нас на Кубани говорят. А здесь я понимаю, что деньги чужие, и люди снимают именно так. Тут выбор «или делай, или не делай», я предпочитаю делать, потому что, во-первых, это учёба. Финансы в последнюю очередь, главное — что я учусь, находясь в центре этого вулкана. Я не считаю себя профессионалом — мне до этого ещё далеко. Я уже определил себе цели на ближайшие 2-3 года, я знаю, что буду сейчас делать, возьму перерыв и дальше буду учиться. Несмотря на то, что я мог бы работать. Но я хочу выйти на другой уровень, поэтому буду продолжать серьёзно учиться.

фото: Высшая школа кино «Арка»
Ты сказал слово «киноманский» — у тебя «киноманский взгляд». Понятно, что для тебя это оказалось важно, но насколько это важно в целом для профессии — насмотренность, любовь к кинематографу, умение разбираться в нём? Сколько фильмов ты смотришь в месяц, в неделю, сколько ты раньше смотрел? Откуда этот киноманский взгляд берётся?
В детстве я мог 10 километров пройти до дома друга, чтобы обменяться с ним кассетами. Он купил «Матрицу», а ты несёшь ему какой-нибудь «Кровавый спорт» и вы меняетесь кассетами. Когда я был школьником, я в неделю как минимум пять кассет обменивал — пять фильмов смотрел. Сериалы не любил, сейчас понимаю, что за ними будущее, и надо к сериалам подключаться, сейчас смотрю активно.
А какие фильмы тебя в детстве сформировали? Каков был твой «киноманский рацион»?
Начинал, конечно, с элементарных боевиков «Б-класса». Фильмы с Ван Даммом
и Джеки Чаном
тогда тоже были «Б-класс», хотя может уже ближе к А-классу, гонконгский такой кинематограф. Потом Голливуд 90-х. Сейчас я понимаю, что Голливуд 70-х — это что-то невероятное. Голливуд 60-х тяжело смотреть, слишком театральная игра. А вот в 70-е создавали шедевры, например, «Три дня Кондора», «Таксист», «Пролетая над гнездом кукушки». А тогда я смотрел кино 90-х, красивое, драматургически выверенное, трёхактное, в котором всё чётко. «Форрест Гамп» — эталонный пример, всеми вспоминаемый, ещё пример — «Гладиатор», я его пересматривал снова и снова, «до дыр».
Вернёмся к образованию в киношколе. Давай поговорим про драматургию: как ты её постигал, насколько это было сложным для тебя? Какие инсайты тебя посещали?
Я себя ловлю на мысли, что до сих пор пишу инстинктивно, даже зная какие-то приёмы и механизмы. Это меня жутко бесит. Я вижу своего героя, персонажа, понимаю его биографию, прописываю его цели, но это всё изменяется в процессе написания. Я понимаю, что для того, чтобы этот персонаж изменился, должны быть определённые сцены и идеи, и пытаюсь это всё потом собрать в кучу. Кто-то говорит, что это нормально и тоже работает, кто-то из великих так работает. Кто-то говорит, что это плохо, надо чётко всё прописывать «от и до», составлять все схемы. Иногда у меня всё по схеме, а иногда всё идёт по наитию. У меня нет устоявшегося процесса. Единственное, что я понял в последнее время — что надо персонажам подробно прописывать биографию, не двумя словами «меланхолик, родился там-то», а прописывать так, как делают в пьесах — чтобы понимать быт, среду, откуда он вышел. Когда есть персонаж, разложенный по полочкам, а также есть тема фильма, сюжет — тогда фильм или сериал скорее всего получится. Что касается драматургии — у фильмов классическая трёхактная структура, а у сериалов двухактная структура. Я много ситкомов за последнее время написал с двухактной структурой: я сначала ставлю проблему, потом усугубляю её, после этого начинается второй акт, усугубляю второй акт, кульминация, развязка.
А помимо драматургии, что ты бы выделил в процессе обучения? Какой важный скилл получил, что нового узнал? Что тебе помогло?
Всё помогло. Не могу сказать, что что-то помогло, а что-то — нет. Всю информацию впитываешь, через себя пропускаешь, анализируешь. Как через сито — что-то откладывается, а что-то проходит мимо — либо не твоё, либо ты упустил, и надо будет к этому вернуться. Надо всё слушать, все точки зрения. Есть множество книжек по сценарному мастерству, они в основном друг другу не противоречат (хотя и такое бывает). Надо подбирать: разработку персонажей берёшь из одной книги, разработку сюжета — из другой, а третья идеально подходит для редактирования. Мне кажется, так же и с обучением. Это инструменты, они перед тобой находятся так же, как если бы были развешены на стене, ты в любой момент можешь взять нужный. Или не взять, но ты должен хорошо их знать. Я, например, не все инструменты знаю.
Ты учился на продюсера, там ещё и кинопроизводство, основы кастинга — вам давали знания по многим направлениям. Что ты вспоминаешь сейчас, когда делаешь свои проекты? Когда сталкиваешься с чем-то и думаешь «это я знаю, мы это проходили». Знания в каких предметах ты прокачал, когда учился?
Когда приходишь на площадку после обучения — уже более-менее понимаешь, что там происходит. У меня опыт не совсем обычный — я сразу попал на суперпрофессиональную площадку, на которой работает 50 человек, каждый из которых отвечает за свою область. Не было такого, что нужно нести какие-то декорации, одевать артистов и тут же за плейбэк садиться. Я просто приходил и садился за плейбэк рядом с режиссёром. Я понимал, что там происходит. И сравнивал свои знания с практикой. По поводу каких-то вещей мне говорили «это не практично, практично вот так делать». Я познавал кино на площадке. Но я пришёл на площадку более-менее подготовленным именно теоретически, меня не удивляло то, что там происходит — например, то, что есть художник-постановщик.

фото: "Зори" - Новости Северского района
Сколько у тебя проектов, идей родилось за время обучения?
Когда учишься — идеи рождаются постоянно. Как рождаются идеи? Например, читаешь книгу по сценарному мастерству — и возникает идея фильма, и это мешает концентрироваться. Не знаю, у всех это или только у меня, думаю у многих. И так же в киношколе — делаешь упражнение, появляется идея фильма, и ты уже весь в этом фильме — но урок-то продолжается, а ты концентрацию частично потерял.
Так сколько идей у тебя родилось за этот год обучения, как ты думаешь — 10, 20, 30?
Идеи рождались каждый день. У меня и сейчас множество идей.
А сколько идей ты оформил в заявки? Так, чтобы их обсуждали на занятиях, мастера разбирали.
У нас нужно было выбрать один или два проекта и весь год над ними работать.
Один из них был «Проклятый чиновник», а второй?
А во втором я вдохновился маленькой историей в инстаграме о том, как в Америке парня, находящегося в искусственной коме, хотели отключить от аппарата, и его отец захватил палату. Несколько часов держал, не давал отключать, и сын пришёл в себя. Я не знал, насколько правдивая или фейковая эта история, а потом выяснил, что она реальная. Вдохновлённый ею проект пафосно назывался «Заберите моё сердце», подразумевалось «но оставьте сына». Мы даже пытались писать, но так как я был загружен, писал три проекта сразу. Мы наняли другого автора, но он плохо написал.
Мы заговорили о «Проклятом чиновнике» — это тот проект, который вывел тебя на контакт с Сариком Андреасяном
. Как всё происходило? И почему его сразу не сняли?
Пока я был в Москве, увидел в инстаграме, что проходит бранч — и решил пойти посмотреть. Я тогда учился второй-третий месяц. Я посидел, послушал, и у меня появилось предложение. Я сказал: «А почему не сделать фильм «Плохие парни», но в России, с нашей ментальностью? Взять, например, Галустяна
– смешного армянина и крутого славянского парня». Два характера таких. И они полицейские, но не такие гламурные, как в Америке, а «менты» — пусть будет немного коррупции, но они хорошие парни, на самом деле. Сделать про это комедийный боевик, и при этом стебаться над какими-то клише: например, герой попытался перепрыгнуть через капот, не допрыгнул, упал с середины. Какие-то элементарные вещи. Потому что сюжет в таком фильме не может быть мощным, но можно такими штучками, деталями отвести внимание. И Сарика такое мышление зацепило, он сказал, что можно действительно такое снять.
Я тогда очень хотел сделать ещё один проект: мне нравилась история бойца MMA по прозвищу Мотиватор. Он в 40 лет вышел из тюрьмы, просидев 12 лет, и стал чемпионом ACB, тогда это была очень серьёзная лига в России. Он осетин, мастер спорта, чуть ли не к Олимпиаде готовился, но из-за коррупции его не взяли, и в 97-м году он пошёл в бандиты. В 40 лет освободился и участвовал в тяжелейших боях, начал жизнь заново и получил чемпионский пояс. Эта история меня тоже очень интересовала. Эти две идеи я предложил Сарику, просто за столом на бранче рассказал. Потому что видел, что все у него спрашивают только «Как у вас сняться?» — у всех один и тот же вопрос. И он предложил встретиться.
Встретились, поговорили — много идей было. Можно было камерную историю про вечер встречи выпускников сделать, была бы классная комедия. Собирается 20 человек в актовом зале, потом в ресторане — 2 локации — и выясняют отношения, вспоминают обиды, тоже интересная история была бы. То есть, я рассказал Сарику, какие у меня есть идеи, и в конце предложил «А что, если бабушка проклянёт чиновника, и он не сможет брать взятки», он сразу зацепился и сказал: «Давай делать». Я за три месяца написал первый драфт — спокойно, пока учился. Скинул — им с первого драфта это зашло. Но потом началась эпидемия ковида. Всё закрыли — а мы уже планировали снимать, каким-то артистам отослали. Из-за того, что началась эпидемия, мне предложили срочно написать про «любовь в нерабочие недели». Я написал семь серий, и три серии ещё дописывал, пока они снимали. Это всё делалось в экстренном порядке. Потом второй сезон, потом ещё что-то заказали, и до «Чиновника» только сейчас дошли.

фото: Высшая школа кино «Арка» / на съемках фильма «Ресторан по понятиям»
А как ты перемещался между разными профессиями в кино: автор, креативный продюсер (шоураннер), режиссёр? Ты как-то спокойно переходил из одной ипостаси в другую – как это происходило, и почему у тебя это получилось?
Со мной всегда были продюсеры. Я заявлен как креативный продюсер в первом сезоне сериала «Любовь в нерабочие недели», но должность креативного продюсера требует постоянно находиться на площадке рядом с плейбэком, а меня не было, потому что я не мог прилететь из Краснодара. Но я много вложил, писал день и ночь, предлагал идеи, взял всю инициативу в свои руки. Поэтому меня назначили креативным продюсером. И так же второй сезон — я поехал режиссёром, но режиссировал не я один, продюсеры всё время находились рядом, постоянно помогали.
Но режиссёр — это человек, который должен объяснить актёру, что ему делать в кадре. Этому учатся иногда не один год, а ты просто взял и начал режиссировать. Расскажи, как это?
Я знаю, как объяснить, что я хочу, как я это вижу. И артисты что-то сами предлагают, у нас были хорошие артисты. Хорошо, что Сарик всегда был рядом, на площадке. Всегда там, помогает, показывает, выстраивает мизансцены, и с артистами работает. А я на себя беру функцию скрипт-супервайзера. Он следит за перестановкой камер, за тем, чтобы на монтаже всё совпадало, а я — за тем, чтобы они более-менее правильно произносили текст. Так как это были очень рискованные малобюджетные ситкомы, всё снималось за свои деньги — было очень мало дублей, и я очень сильно стрессанул, почти на всех проектах. Самая большая моя отдушина и любовь — это, конечно, «Манюня».
Раз уж мы зашли на территорию адаптаций, когда есть уже история, книга, есть готовая вселенная, в которую ты вторгаешься — чем это принципиально отличается от создания истории с нуля самому?
Во-первых, чтобы снять фильм про 80-е, мне нужно было бы пересмотреть 100 фильмов про 80-е, чтобы понимать, как тогда люди разговаривали и вели себя. Я этого не делал, колоссальная экономия времени. Это первое отличие — герои уже готовые, мир готовый, просто нужно всё это привести в кинематографическую форму. Экранизацию «Манюни» усложняет то, что это не сюжетная книга, а повествовательная, действия практически нет. Здесь приходится выкручиваться, включать свой киноманский мозг, искать какие-то референсы. Фильм «Маленький Николя» я очень много раз пересмотрел. Как работает закадровый голос, и как это отражается визуально. То есть адаптация существующего произведения отличается, при этом что-то сложнее, что-то легче. Легко в том, что герои и мир проработаны, и тебе этого делать не надо.
Хорошо. Я так понимаю, эта книга важна именно для армян, мы в России не так хорошо её знаем. При этом сериал выходит на российской платформе. Здесь будут какие-то особенности восприятия российской аудиторией?
Зайдите, например, на ЛитРес, посмотрите. На Storytel это самая прослушиваемая детская книга в России. Книга переведена на 16 языков, в Армении эту книгу знают не так хорошо. Россия — основной рынок «Манюни», 90%. Это книга о советском прошлом, она очень ностальгическая, нежная, милая, но при этом даёт понять, что там было нелегко. Это и про дефицит, и про сложные отношения, воспитание.
Я очень жду этот сериал и обязательно посмотрю. И то, что его отобрали для премьеры в рамках Кинотавра — это, конечно, тоже очень значимый момент. Скажи в двух словах, как появились ещё два сериала, в которых ты являешься сценаристом, а в одном ещё и продюсером. «Ресторан по понятиям» и «Стриптизёры» — это откуда вообще произросло?
Это не мои идеи, это идеи Сарика. Про «Ресторан по понятиям» Сарик сказал: «Ты оттуда, ты хорошо напишешь». И я действительно очень быстро написал, потому что таких людей я знаю. Эти персонажи — собирательные образы, подобных людей много вокруг меня до сих пор. Со «Стриптизёрами» всё понятно — для женской аудитории, за которой все гонятся. Предложили — мы сделали, быстренько написали.

фото: Высшая школа кино «Арка» / на съемках фильма «Ресторан по понятиям»
Я признаюсь — не смотрел. Но смотрел великий, как я считаю, фильм «Мужской стриптиз» про уволенных с завода работяг. Примерно такая же история?
Нет, у нас очень лёгкая история. Про бухгалтера, который случайно стал стриптизёром. Она достаточно современная, с посылом «надоели накачанные мужики, почему простой мужчина не может станцевать?». В какой-то мере истории пересекаются, но «Мужской стриптиз» — это действительно великий фильм, он остросоциальный. В «Стриптизёрах» всё проще, мы получили хорошие отзывы, он абсолютно не пошлый, максимально невинный сериальчик. Это был хороший опыт, мы повеселились.
Как ты видишь своё будущее? Какие у тебя стратегические и тактические планы?
У меня есть много идей, которые я пока пишу в блокнотик. Я уже определился точно, какой фильм буду писать после «Манюни». Но пока стараюсь параллельно с «Манюней» ничего не писать. Потом хотел бы «Васю-азиата» сделать, тоже очень люблю этот проект.
Надо пояснить читателям, чир «Вася-азиат» — это проект, который ты презентовал на шоу Тимура Бекмамбетова
DreamApp, этот проект тоже понравился инвесторам, и после этого ты поверил в него и очень быстро расписал, но при этом он у тебя сейчас в столе.
Да, в столе, я его потихоньку переписываю, иногда смотрю на него, не спешу. Я хочу снять его именно так, как я его вижу. Потому что с «Проклятым чиновником» было много таких сложных моментов, очень многое изменили, это в какой-то степени разбило мне сердце, но никто не виноват, это обстоятельства, это кино – кто даёт деньги, тот и решает. Были какие-то требования артиста, очень много факторов. Всё-таки «Васю-азиата» я по-другому сделаю, как я хочу, и сделаю, я думаю, очень достойно. Надеюсь, что продюсеры меня поддержат.
Как ты видишь реализацию своей авторской, режиссёрской карьеры? Как собираешься стать полноправным генеральным продюсером, чтобы делать свой режиссёрский дебют самостоятельно?
Во-первых, у меня есть хорошие друзья в Краснодаре, которые в меня верят. Какие-то финансы я могу оттуда привлечь, например. Но я пока не спешу, потому что я ещё не уверен в себе как режиссёр. То есть я отдаю себе отчёт: я могу хорошо или средне это снять, но я хочу, чтобы это был «высший пилотаж» именно с режиссёрской точки зрения. И я готов этому ещё год-два-три учиться, пусть лежат в столе два сценария. В финансовом плане, сам я 20 миллионов не накоплю. Но если я задамся этой целью, я думаю, что способен найти эти деньги. Тем более, что у меня есть продюсеры — Сарик и Гевонд, — с которыми у меня очень хорошие отношения, они очень порядочные люди. Если я скажу «ребята, дайте мне немножко воли, свободы, мне это очень сильно надо», я думаю, что они для меня это сделают. Когда я почувствую, что могу брать ответственность, я зайду как соинвестор в проект и буду не наёмным автором, как сейчас, а именно соинвестором, который будет это ещё сам снимать.
Ты перед интервью сказал, что у тебя есть теории по поводу того, как нужно входить в кино, как овладевать этим искусством и необходимыми навыками. Поделись этими теориями.
Это скорее предположения. Киношкола обязательно нужна. Если тебе, например, 18 лет, ты закончил школу и хочешь стать киношником — тебе надо идти в ВУЗ — ВГИК или ещё какой-то кинематографический. Может, ты сценаристом крепким не станешь, но режиссёром, оператором вполне можешь стать. Чтобы было высшее образование — нужно идти. Можно и на литератора идти или на журналиста, если хочешь потом стать сценаристом, и проработать какое-то время. В Высшей школе кино «Арка» мало было двадцатилетних людей, у нас в группе был один. В основном, это были взрослые люди с каким-то багажом. Теория такая: годик учишься в киношколе, и если понимаешь, что это твоё, — тогда иди получать высшее образование.
Хорошо. Гайк, спасибо огромное, мне кажется, мы обо всех аспектах поговорили. И я тебе хочу пожелать, чтобы через 2-3 года ты сам принимал все значимые решения, и у тебя была полная свобода для самовыражения. То количество идей, смыслов и тем, которые ты можешь поднять, когда тебе дадут возможность свободно этим заниматься, будет для нас ещё одним открытием. Хотя мы и так каждый месяц делаем для себя открытия — вот Гайк у нас опять что-то снял или написал. Так что спасибо тебе и удачи!

фото: Высшая школа кино «Арка» / на съемках фильма «Стриптизёры»
В сентябре 2021г. состоится очередной тур собеседований с поступающими на продюсерский курс Высшей школы кино «Арка». Для допуска к собеседованию необходимо прислать на почту info@arka.film описание своего продюсерского проекта-мечты (до 2-х страниц). Дополнительная информация о программе – на сайте www.arka.film
Вячеслав Ширяев

Понравилось:
Автор: Chandter
Комментариев: 0




Валентина Николаенко: «Я бы на месте
22.07.21, 00:00
Пятнадцать проектов победили в «Баттле
28.09.18, 15:00
Ассоциация продюсеров кино и телевидения
10.09.18, 11:10
В Украине покажут снятый в Чернобыле
16.04.18, 10:10
Комментарии для сайта Cackle
Комментарии для сайта Cackle

Надо знать.

Биография Даниила Белых -
Биография Даниила Белых Детство Даниила Белых Даниил родился в Иркутске. С раннего детства он часто преодолевал немалые расстояния, так как попеременно жил в Иркутске, в Москве и в Оренбурге у своей бабушки. Из-за переездов ему пришлось пять раз менять школу. Отец мальчика работал врачом, а мама  →  Подробнее:)
Мы в соц. сетях
подписаться на новости
Актёры и режиссёры
Разместить рекламу
ДОБАВИТЬ БАННЕР




Лучшие посты
10-05-2018, 17:35
Недавние посты
Сегодня в топе
up